172-й гвардейский артиллерийский полк. Сталинград

сталинградская битва

Эпизод из оборонительных боев в городе Сталинграде 172-го гвардейского артиллерийского полка (бывшего 820-го артиллерийского полка 284-й стрелковой дивизии): 

Уже два месяца как все туже и туже сжимается кольцо вокруг окруженной около Сталинграда немецкой группировки. Для всех понятно что она обречена. Понимают это очевидно и немцы и‚ как всякий приговоренный к смерти‚ прилагают все усилия что бы отсрочить‚ оттянуть день гибели.

Немцы уже потеряли свою основную командную позицию- высоту 102.0 (Мамаев Курган) с находящимися на ней железобетонными баками превращенными ими в ДОТы. Шаг за шагом наши части отвоевывают у захватчиков занятую ими территорию‚ уничтожают технику противника.

25 января 1943 года, меня вызвал командир второго дивизиона капитан Лазаренко и приказал ночью‚ со своим расчетом (я тогда в был командиром орудия 6-й батареи) выйти к подножью Мамаева Кургана‚ забрать орудие‚ расчёт которого погиб, выкатить его на курган и выбрав позицию уничтожить орудие противника которое прямой наводкой вели огонь по наблюдательным пунктам дивизиона, обстреливало КП и как говорится‚ житья не давало. Задача была трудная — крутые склоны кургана изрытые воронками, перекопанные траншеями‚ местами‚ в лощинах, глубокий снег, беспрерывный артиллерийско- минометный и автоматно- пулеметный огонь днем и постоянное освещение переднего края ракетами ночью, осложняли выдвижение орудия на огневую позицию. Днем я с двумя человеками из расчета подобрал место для огневой позиции, откуда хорошо было видно орудие противника‚ наметил ориентиры поближе к своей огневой позиции что бы можно было ориентироваться в предрассветной темноте и с наступлением темноты приступили к выдвижению орудия на ОП.

Одному расчету такая задача была не по силам и я обратился за помощью к разведчикам дивизиона. С нечеловеческими усилиями мы тянули орудие на курган. Громко командовать или даже разговаривать было нельзя так как мы находились в непосредственной близости от противника. Шепотом ругали ракетчиков противника беспрерывно освещавших передний край. Каждая ракета заставляла нас застывать в той позе в какой она нас застала иначе автоматчики противника немедленно открывали огонь в направлении движения. Наконец орудие на кургане и стоит в намеченной мною днем воронке от «Ивана». Несколько расчистили край воронки и направили орудие по направлению намеченного ориентира. Боеприпасов не было и за ними надо было идти на берег Волги, а до рассвета оставалось полтора- два часа.

Оставив у орудия одного наводчика Лапина мы все взяв вещмешки сбросив шинели и куртки бегом побежали к Волге до которой было три километра. Через час у орудия лежали двенадцать снарядов и мы с облегчением перевели дыхание- все готово к стрельбе. Скорее бы рассвет, скорее бы уничтожить орудие проклятых фрицев. Начало светать. Расчет был на своих местах в ожидании команды.

Противник тоже не спал- он по видимому заметил нас еще ночью и так же ждал рассвета. Наводчик Лапин, наблюдая в панораму, заметил‚ что расчет вражеского орудия зашевелился. Я приказал зарядить орудие. Наводчик не дождавшись моей команды произвел выстрел. Одновременно‚ а может быть на какую- нибудь долю секунды раньше нас, выстрелило орудие противника. Снаряд со свистом пролетев над орудием и разорвался метрах в пяти сзади нас не причинив никакого вреда. Выстрел вражеского орудия был первым и последним- наш снаряд угодил прямо в орудие противника вывел его из строя и перебил расчет. Задача была выполнена.

Вечером командир дивизиона‚ капитан Лазаренко вызвал меня на КП пожал мне руку и объявил благодарность всему расчету.

Командир 4- ой батареи 172-го гвардейского артиллерийского полка Гвардии лейтенант (Дорофеев).

Источник: ЦА МО РФ, ф. 345, оп. 5487, д. 485, л. 79.